Академия биологии и биотехнологии. Южный федеральный университет

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная Новости
Новости

Чтобы царь не обеднел. Чернозему тоже нужно помогать.

Интервью грантополучателя РНФ Евгения Шеина газете "Поиск".
Фото из архивов Е.Шеина

Как-то под Воронежем увидел непривычную картину: совершенно черный проселок. А когда пошел по нему, ноги стали разъезжаться: такой он оказался скользкий и вязкий. Припомнилась эта картина, когда с доктором биологических наук Евгением Шеиным, ведущим научным сотрудником Почвенного института им. В.В.Докучаева, заговорил о черноземе, возможностях сохранения и восстановления его плодородия.

- Вы встретились с типичным, я бы сказал, классическим русским черноземом, - отреагировал на мои воспоминания Евгений Викторович. - Пожалуй, только Россия да Украина владеют огромными площадями этих ценнейших земель, в которых глубина гумусового (черного цвета) слоя достигает более метра. Черноземы есть и в Америке, и в Европе, но лишь на ограниченных площадях. Они не столь мощные и не обладают высоким содержанием почвенного органического вещества (гумуса). А у нас эти уникальные почвы занимают тысячи гектаров, протянувшихся по Центрально-черноземному району, Кубани, частично Северному Кавказу, Сибири.

- Так кто такой Его Величество Чернозем?

- Царь почв - так его назвал основатель почвоведения Василий Васильевич Докучаев. Уникальность чернозема в наличии в нем гумуса - сложного органического вещества, состоящего в основном из углерода, азота, водорода и множества сорбированных минеральных веществ. Ими он и питает растения. Термодинамическая устойчивая смесь органических веществ формируется почвенной биотой и, по-видимому, не имеет своей устойчивой формулы. Черноземы иногда содержат до 12 процентов гумуса (их называют “тучными”) - это очень много. Потому так высока урожайность этих высокопроизводительных почв, никакие другие даже в сравнение с ними не идут. В Курской области, например, развитые хозяйства, соблюдающие требования агротехники, собирают примерно 40-45 центнеров зерновых с гектара. А на обычных, широко распространенных подзолистых почвах этот показатель едва дотягивает до 30. Не зря в старину (особенно на Кубани) говорили: воткнешь в чернозем палку - и она зацветет. 

- Писали, что во время вой­ны немцы эшелонами выво­зили чернозем в Германию.

- Да, эшелонов было несколько, но один наши летчики разбомбили: чернозем размыло дождями, крестьяне растащили его по полям. Немцам мало что досталось и никакой выгоды они не получили. Ведь чтобы добиться высоких урожаев, слой этих богатейших почв, как я уже говорил, должен достигать метра и обязательно содержать степную биоту, которая формируется многими тысячелетиями. Чернозем обладает необыкновенной структурой - почвоведы называют ее зернистой. Берешь в руки ком земли - и он рассыпается на мелкие комочки в 3-5 миллиметров, напоминающие гречку. Вы упомянули воронежский чернозем, по нему после дождя действительно не пройдешь: сапоги от земли не оторвешь, столько на них всего налипает. Но через день-другой поле подсохнет, и почва снова примет естественное, как говорят почвоведы, “агрегатное” состояние, готово впитывать воду и “служить” растениям. Будто чернозем помнит свою прежнюю, исконную форму и всякий раз к ней возвращается. Но до сих пор мы не знаем, как образуется эта необыкновенная агрегатная структура из геологических пород (лессовых отложений), почему под дождем она вроде бы разрушается, а затем вновь формируется.

- Но даже уникальные почвы со временем беднеют?

- Да, самые плодородные почвы, если их использовать столетиями, постепенно истощаются. Прежде всего, меняется структура чернозема - такова главная его особенность. При постоянной эксплуатации количество гумуса сокращается, чернозем теряет агрегатную структуру, способность впитывать и сохранять воду, гумус может окисляться - и углекислый газ попадает в атмосферу. В итоге плодородие почв заметно падает. В былые годы чернозему вредила тяжелая сельскохозяйственная техника. Наши хозяйства очень ей увлекались. Она действительно была эффективна, но приводила к образованию плотных комьев земли - крестьяне звали их “чемоданами” (в отличие от “гречневых” агрегатов), из-за них заметно уменьшалось плодородие почв. 

- Эта болезнь лечится, наука здесь может помочь?

- Безусловно. Прежде всего, необходимо дать почве отдых. Наши предки использовали севооборот: сажали на полях многолетние травы - люцерну, клевер и другие. Они возвращали в почву азот, благодаря чему количество гумуса восстанавливалось. Отводили земли “под пар” и какое-то время вообще их не распахивали. Почва накапливала воду, биота успевала наработать питательные вещества - и плодородие земли возрождалось. Эти методы нужно использовать и сегодня. И идти дальше: наука стремится управлять почвенными процессами, старается помочь чернозему не потерять свои уникальные качества. 

Чтобы понять, как в черноземе возникают чрезвычайно ценные агрегатные структуры, в наших фундаментальных исследованиях мы разделяем органическое вещество почвы (гумус) на основные составляющие: гидрофильные и гидрофобные компоненты. Гидрофильные воду притягивают, а гидрофобные, содержащие стеариноподобные вещества, ее отталкивают. Противоположные эти качества чудесным образом сочетаются в гумусе. Мы изучаем, как он образуется, “работает” в черноземах, и предлагаем различные способы оказания помощи в случае необходимости. Соотношение компонентов в гумусе определяется методом жидкостной хроматографии. Затем с помощью томографов выясняем пористость черноземов - это очень важное качество почвы. Так благодаря точным приборам изучаем устройство “агрегатов” почвы, ищем ответы, с помощью каких элементов образуется та или иная структура. Каким соотношением гидрофобных и гидрофильных компонентов достигается водоустойчивость? Мы близки к пониманию этих чрезвычайно ответственных и сложных процессов. И на основе накопленного знания учимся “строить” гуминовые структуры искусственным путем. Это могут быть, например, специальные гели, которые выделяют из торфа, различных органических веществ и даже угля.

Водорастворимые органические вещества (это они, по-видимому,  делают почву рыхлой и помогают формированию не распадающихся в воде агрегатных структур) находим в самых неожиданных местах, например в защитных лесополосах. Гумус образуется из перегнившего тонкого слоя листьев. Это подтверждает сделанный нами вывод, что водорастворимая органика способствует образованию прочной, агрегатной, зернистой водоустойчивой структуры. Такой раствор из “живой” лесной подстилки можно вносить в нуждающиеся в подкормке и восстановлении черноземы.

- Как давно вы ведете эти исследования?

- Загадками образования водоустойчивых структур занимаюсь более 40 лет, с тех пор как окончил аспирантуру. Со временем пришло понимание, что гумус необходимо изучать как сложное природное физико-химическое образование. Определилась и цель поиска: найти и понять механизм формирования агрегатной структуры за счет органического вещества. Наши эксперименты подтверждают, что мы на верном пути: искомый механизм действует и помогает восстановлению органической структуры черноземов.

Отмечу, что наши работы успешно продвигаются благодаря поддержке Российского научного фонда, его гранта коллектив удостоился в 2014 году. На средства РНФ наша группа организует экспедиции и выезды в “поле”, где мы отбираем образцы почв и изу­чаем их непосредственно в природных условиях. Открываем школу молодых ученых: хотим заинтересовать студентов и аспирантов агрономических вузов нашими исследованиями, чтобы они представляли всю сложность природных образований и изменений, которые могут помочь земле. Но главное - благодаря фонду закупаем современные приборы. Я уже говорил об использовании томографов и хроматографии, есть у нас и лазерный дифрактометр - с помощью этой техники наши сотрудники определяют гидрофизические свойства почв. Стоит это оснащение очень дорого, а еще нужны средства, чтобы поддерживать аппаратуру в рабочем состоянии. Даже не знаю, как бы мы выходили из положения без помощи РНФ. 

- Молодежь интересуют эти исследования?

- Приблизительно половина состава нашей группы - это молодежь. Новая совершенная техника буквально притягивает  молодых сотрудников. С ее помощью они исследуют многочисленные внутренние процессы, рассчитывают и анализируют полученные данные. 

- На каком уровне находятся ваши работы, если сравнить их с зарубежными?

- Скажу так: мы с коллегами друг друга понимаем, а это, считаю, очень важно. Ведь мы ведем исследования разными путями. Особенно близки нам наработки французских и немецких специалистов: они также рассматривают органические вещества как сложные физико-химические смеси и изучают их роль в образовании “агрегатов”. 

- А что дальше? К чему могут привести ваши работы? 

- О перспективах фундаментальных исследований я уже говорил, но мы занимаемся и практическим их применением - создаем, в частности, измерительный прибор в виде простых устройств для контроля оптимальных условий роста растений. Его можно поместить в землю, и он зафиксирует состояние почв. Скажем, недостаток влаги или ее избыток, хватает ли минеральных удобрений и т.д. (это можно определить и на глаз, но под силу лишь очень опытным агрономам). На основе полученных данных специалисты будут знать, что делать: в одних случаях, скажем, проводить дренажные работы, в других - орошать поля. Смогут точно рассчитывать и управлять плодородием почв. Главное, это поможет земле.

 

 

"Регион аграрный и промышленный - неприятное соседство" - исследования почв РО

    Ученые-биологи, сотрудники кафедры почвоведения и оценки земельных ресурсов Южного федерального университета рассказали об основных экологических проблемах почвы в Ростовской области и поделились своими успехами в решении проблем почвоведения.

Главный научный сотрудник, профессор, доктор биологических наук Татьяна Минкина:

- Мы изучаем влияние окружающей среды на природные системы, в частности, на центральное звено всей экосистемы: почву. Рассматриваем влияние органических и неорганических поллютантов (загрязняющие вещества. - прим. авт.), в основном, тяжелых металлов и полициклических ароматических углеводородов. Совместно с  профессором Института наук о Земле Юрием Александровичем Федоровым мы проводим исследования, которые рассматривают геохимическое поведение поллютантов в барьерной зоне вода-суша. Хотелось бы отметить, что почва - самая сложная среда для изучения, так как это многокомпонентная гетерогенная полидисперсная система. Это не простая смесь различных веществ, а очень сложно организованная органо-минеральная система, которая обладает особыми уникальными свойствами,  резко отличающие ее от других природных систем. Поэтому известные методы химического и физического анализа окружающей среды к ней сложно применимы и зачастую полученные с их помощью результаты трудно интерпретируемы.

Уже сегодня можно назвать несколько достижений наших ученых в изучении неорганических поллютантов? Во-первых, мы предложили новую классификацию соединений тяжелых металлов почвы, разработали понятийно-терминологический аппарат для оценки состояния тяжелых металлов в почве. Во-вторых, разработали новые методы анализа состава соединений тяжелых металлов  и полициклических ароматических углеводородов в почве. Обосновали новые способы восстановления  почв при химическом загрязнении. Мы разрабатываем методы и подходы, которые дают возможность улучшить экологическую обстановку, не дать металлам поступать по пищевой цепи в организм человека. Создаем практические рекомендации  на базе результатов, полученных в условиях модельных экспериментов, вегетационных и полевых опытов, многолетних мониторинговых исследований.

Все исследования в области молекулярного почвоведения мы проводим с использованием синхротронных методов совместно с учеными физического факультета под руководством профессора Солдатова Александра Владимировича. Для России эти работы пионерские - потому что они требуют уникального оборудования, основанного на синхротронном излучении.  Оборудование, которым располагает НОЦ «Наноразмерная структура вещества» нашего университета и НИЦ «Курчатовский институт» г. Мосвы, позволили нам впервые установить на ионно-молекулярном уровне механизмы поглощения и трансформации веществ при поступлении  в почву тяжелых металлов.

Вдвойне важны наши исследования для Юга России. Ведь Ростовская область - черноземная зона с самыми плодородными почвами мира, мониторинг которых ведется крайне редко и не систематически. Наша область не только аграрная, а еще и промышленная, а потому испытывает серьезный техногенный прессинг. Почва очищает все природные среды, поглощая поступающие из окружающей среды вредные элементы, но сама в процессе поглощения подвергается деградации. В этом отношении, загрязнение почв органическими поллютантами проблема менее острая - они  сов ременем разлагаются,  хоть и крайне токсичны, а вот тяжелые металлы опасны тем, что могут сохраняться в почве сотни и тысячи лет.

Старший научный сотрудник, кандидат биологических наук Саглара Манджиева:

- Наши исследования направлены на изучение тяжелых металлов не только в почве, но также и в воде, в донных отложениях. Мы изучаем поведение тяжелых металлов в почве и их взаимодействие с сопредельными средами, механизмы взаимодействия тяжелых металлов с почвенными компонентами. Для предотвращения загрязнения мы исследуем мелиоранты, какие из них лучше всего применять в нашем регионе, чтобы прочно связать металлы, помешать им переходить в сопредельные среды - растения, подземные воды. Проводим мониторинговые исследования вокруг Новочеркасской ГРЭС: смотрим влияние загрязнения на почву, воду, донные отложения, растения. В долгосрочных планах - выявить взаимосвязь техногенных выбросов со здоровьем проживающих там людей.

Мы разрабатываем систему показателей, которые бы адекватно оценивали состояние окружающей среды, учитывая нюансы: свойства почвы, как эту почву используют; растения, которые там произрастают, и с какими другими объектами окружающей среды поллютанты могут взаимодействовать; близко ли грунтовые воды; есть ли рядом реки; содержатся ли загрязняющие вещества в донных отложениях. Мы стараемся разработать именно комплексную систему, которая учитывала бы все необходимые детали.

Младший научный сотрудник Татьяна Бауэр:

- Я занимаюсь исследованиями влияния различных факторов на поглощение и трансформацию тяжелых металлов в почвах. Одним из основных таких факторов является форма, в которой поллютант туда поступает. Тяжелые металлы попадают в почву не в чистом виде, а, как правило, с выбросами предприятий и транспорта, при сжигании мусора, в формах растворимых и нерастворимых соединений - ацетатов, нитратов, хлоридов, оксидов металлов. Оксиды в почве растворяются крайне долго (от 10 до 100 лет).

В 2009 у меня был заложен модельный эксперимент, выбраны три металла: цинк, свинец и медь - основные поллютанты Ростовской области. В рамках эксперимента почва была искусственно загрязнена различными соединения меди, цинка и свинца в дозе 300 миллиграмм на килограмм (это доза реально встречающегося загрязнения почв данными металлами в Ростовской области) и до 2000 миллиграмм на килограмм (при которой наступает полное угнетение злаковых растений). Почву опыта мы поливали и увлажняли и в течение 5 лет ежегодно отбираем образцы для исследования. Нами было установлено, что содержание подвижных форм тяжелых металлов в почве, поступающих в форме оксидов, было во много раз меньше, чем при внесении их в форме растворимых солей. Это может быть связано со временем растворения поступающих извне в почву соединений тяжелых металлов Вероятно,  растворение оксидов свинца, меди и цинка в почве очень длительный процесс, который может происходить 10 -15 и более лет, и даже спустя 5 лет с начала исследования данный процесс в нашем эксперименте далек от завершения . Это свидетельствует о том, что металлы, поступившие в форме оксидов менее опасны с экологической точки зрения, чем другие их соединения.

Младший научный сотрудник Виктор Чаплыгин:

– В качестве одного из объектов исследований мы выбрали Новочеркасскую ГРЭС – крупную электростанцию, которая не только питает весь город, но и Ростовскую область и даже соседние регионы. Новочеркасская ГРЭС  – это объект с непрерывным производством. Статистика показывает, что на ГРЭС приходится 1% выбросов всех предприятий России; в масштабах Ростовской области она ответственна за 50% всех выбросов, а в масштабах Новочеркасска и вовсе 99%.  

Мы начали изучать вначале почву, поскольку наш регион и аграрный, и промышленный - довольно неприятное соседство. Затем стали более детально рассматривать растительный покров. Постепенно расширяя опыт исследования, мы обратили внимание на то, как разные виды растений, которые приспособились к этим условиям, реагируют на выбросы тяжелых металлов.

Растительный покров территории нашего исследования представлен, главным образом, семейства Астровые и Злаковые. Астровые, в общем, являются скорее лесостепными растениями, чем растениями полей.  Мы установили, что одни виды растений, даже одного семейства - имеют совершенно разные тенденции накопления тяжелых металлов, как в своей наземной части, так и в корнях.

Известно, что в почве тяжелые металлы накапливаются, но никуда не исчезают. На залежных участках сбор урожая не идет, потому металлы остаются в земле, попадают лишь в организм животных при выпасе скота, но этот вынос веществ небольшой и лишь преумножает наносимый поллютантами вред. Мы пробуем применить полученные нами знания для фиторемедиации - очищения почвы от загрязнителей путем высаживания определенных видов растений и их последующего скашивания, с которым из нее выходят накопленные почвой вредные элементы.

Плохая сторона вопроса в том, что эти растения очищают почву медленно, и при нынешних объемах выбросов ожидание результата будет очень растянуто во времени. Кроме того, подавляющее большинство растений, которые используются для фиторемедиации, являются сельскохозяйственными культурами, которые нуждаются в постоянном уходе. Хорошая сторона вопроса состоит в том, что мы предлагаем использовать дикорастущие растения, поэтому затраты сводятся к минимуму, так как данные растения благополучно прорастают и без нас. Наша задача – подобрать травянистые растения, наиболее интенсивно извлекающие поллютанты из почвы в надземные органы, и правильно их утилизировать.

Проект далек от завершения, пока мы изучаем распространенные растения, которые можно рассматривать как фиторемедиаторы. Но, тем не менее, мы постепенно расширяем опыт как в плане территории, которую исследуем, так и в плане увеличения разнообразия рассматриваемых видов растений.

Тимофей Бычков

Источник: http://sfedu.ru/www/sfedu$news$.show_full?p_nws_id=50263

 

Выращенному - верить! Передовые методы позволят гарантировать безопасность сельхозпродукции.


Какая еда без овощей! Мы знаем: они не только вкусные, но и полезные. В них содержится много жизненно важных веществ, выяснили ученые. Но они же предупреждают: в последнее время съедобные растения нередко накапливают и нежелательные соединения. Это обратная сторона технического прогресса: в почву и воздух проникает все больше вредной “химии”. Как предотвратить процесс загрязнения продуктов, которые выращивают огородники и сельхозпредприятия? Ответ на этот вопрос вместе с коллегами ищет руководитель лаборатории “Экологический мониторинг почв” Ботанического сада Академии биологии и биотехнологии им. Д.И.Ивановского Южного федерального университета Светлана СУШКОВА. Ее проект, посвященный исследованию полициклических ароматических углеводородов в системе “почва - растения” техногенных территорий Северного Приазовья, поддержан грантом Президента РФ.
Что представляют собой вещества, которые изучает молодой ученый, и какое отношение они имеют к проблеме безо­пасности продуктов?
- Полициклические ароматические углеводороды (ПАУ) - это соединения, которые образуются, например, при сгорании органического сырья, угля или древесины, - поясняет Светлана Николаевна. - Скажем, во время лесных пожаров, работы электростанций на угле, в других случаях. Попадая в почву, они аккумулируются в ней. Что неприятно, многие ПАУ обладают канцерогенными и мутагенными свойствами. Правда, некоторая их часть подвергается разложению микробами, солнечным светом, но оставшаяся мигрирует, попадая в растения, водоемы. Так как наш регион считается одним из основных производителей зерна, овощей, фруктов, важно выяснить, какая доля изучаемых нами соединений в итоге может попасть в плоды растений.
Оценка экологического состояния почв как центрального звена экосистем имеет большое значение при мониторинге окружающей среды. Регулярное наблюдение за накоплением и распределением антропогенных загрязнителей поможет принять меры по улучшению состояния окружающей среды при загрязнении.
Известно, что почва - мощный геохимический барьер, препятствующий поступлению ПАУ в другие среды. Узнать это более подробно можно только после проведения многолетних мониторинговых исследований, позволяющих выявить характер и природу загрязнения, состав загрязняющих соединений, их многообразие, механизмы накопления и трансформации в исследуемом биогеоценозе.
- Какие конкретно загрязнители вы изучаете?
- Мы исследуем самое канцерогенное и мутагенное вещество из группы ПАУ - бензапирен. Работаем большой группой молодых ученых вместе с аспирантами и студентами. По сути, продолжаем многолетний мониторинг, который почвоведы ЮФУ с 2000 года ведут в зоне аэротехногенного воздействия Новочеркасской ГРЭС - основного загрязнителя окружающей среды в регионе. Ключевая цель - изучение особенностей аккумуляции, миграции и трансформации бензапирена в системе “почва - растения”. Для этого используем оригинальные методы анализа в условиях естественного аэротехногенного загрязнения.
Мониторинговые площадки расположены на расстоянии 1-20 километров от электростанции. Так как она работает на угле, причем часто достаточно низкого качества, выбросы ГРЭС содержат довольно большое количество вредных ПАУ, которые рассеиваются на поверхностях близлежащих участков, а ветром разносятся по отдаленным окрестностям, где оседают на территориях населенных пунктов, попадают в почвы сельскохозяйственных угодий.
С помощью программистов мы составили ГИС-проект (ГИС - географическая информационная система) обследуемой территории и почвенную карту, это позволяет нам делать оценку и прогноз состояния загрязнения окружающей среды. Сейчас разрабатываются рекомендации для экологических и природоохранных служб по использованию территории и уточнению границ санитарно-защитной зоны.
Также мы проводим исследования в условиях уникального модельного эксперимента с черноземом обыкновенным, который специально загрязнили бензапиреном. В течение вот уже четырех лет наблюдаем за поведением этого вещества: изучаем соединения, в которые он превращается. Ежегодно высаживаем ячмень, одну из самых распространенных сельскохозяйственных культур в нашем регионе, и исследуем, в каком количестве бензапирен и его производные попадают в каждую из частей ячменя: корни, стебель, зерно. Это делаем для того, чтобы понять, какое количество бензапирена попадет в зерно из почвы, то есть изучаем механизм поступления загрязнителя в растения, а затем и в пищевую продукцию.
- Каковы перспективы ваших исследований?
- Результаты работ помогут создать модель трансформации важнейшего представителя ПАУ - бензапирена - в черноземных почвах степной зоны. Это позволит прогнозировать ситуацию в регионах, подверженных загрязнению веществами, высокие концентрации которых могут вызывать ухудшение здоровья человека и животных. Кроме того, появятся предпосылки для изучения возможности “освоения” растениями наиболее канцерогенных форм ПАУ и вовлечения их в пищевую цепь. А одна из основных целей исследований - разработка способов восстановления почв и растений, подверженных техногенному загрязнению.
Не могу не рассказать о коллегах, с которыми постоянно контактируем. С 2000 года мы ведем мониторинговые исследования территории воздействия Новочеркасской ГРЭС совместно с учеными Государственного центра агрохимической службы “Ростовский” во главе с профессором Ольгой Назаренко. То, чем мы с ними занимаемся, - составная часть комплекса работ по изучению экологического состояния почв техногенных территорий, которыми руководит профессор Татьяна Минкина. Поддерживаем тесное сотрудничество с кандидатом биологических наук Сагларой Манджиевой, возглавляющей лабораторию “Мониторинг биосферы”, и с группой ученых под руководством кандидата биологических наук Олега Голозубова с кафедры почвоведения и оценки земельных ресурсов, где проводим исследования.
Работаем и с другими группами ученых университета (с экологами, микробиологами, специалистами в области физиологии растений, радиоэкологами), которыми соответственно руководят профессор Сергей Колесников, Марина и Иван Сазыкины, Элеонора Луценко, Елена Бураева. Для нас очень важно, что мы наладили контакт и с генетиками во главе с профессором Татьяной Шкурат и директором Ботанического сада профессором Татьяной Вардуни.
Большое значение для наших исследований имеет плодотворное сотрудничество с группой химиков под руководством Николая Борисенко, в лаборатории которого много лет проводился анализ бензапирена в почвенных образцах. Нельзя не упомянуть и о научной школе академика Владимира Минкина. Исследовательский подход, предложенный учеными этой школы в лаборатории суб- и сверхкритических флюидных технологий НИИ физической и органической химии ЮФУ, мы успешно используем в своей работе. Он позволяет нам извлекать бензапирен из почв без применения токсичных растворителей, с помощью такой универсальной среды, как субкритическая вода.
Взаимодействуем мы и с коллегами из академических институтов. Исследуемую модель разложения бензапирена планируем изучать не только на почвах нашего региона, но и в Подмосковье с сотрудниками Института физико-химических и биологических проблем почвоведения РАН Галиной Васильевой и Владимиром Креславским.
Недавно я возглавила совместный проект с коллегами из Института биологии Коми научного центра Уральского отделения РАН, поддержанный в 2015 году грантом РФФИ. На лето запланирована экспедиция по тундровым почвам Республики Коми, в которой примут участие сотрудники этого института - профессор Василий Безносиков и Дмитрий Габов. Это известные ученые в области изучения полициклических ароматических углеводородов на территории европейского северо-востока России.
Результаты этой уникальной работы позволят получить картину поведения целого класса особо опасных ПАУ на большой части нашей страны, что поможет еще больше приблизиться к решению проблемы очистки и восстановления загрязненных почв, улучшения экологического состояния регионов.
- Как я понимаю, это не первая ваша экспедиция. Наверное, приходится работать в непростых условиях?
- Ежегодно в середине июня мы ездим большой группой в полевые экспедиции для отбора почвенных и растительных образцов. В состав группы входят микробиологи, экологи, физиологи растений, радиоэкологи. Все, включая студентов и аспирантов, трудятся целый день не покладая рук. Объем работ достаточно большой, потому что на каждой мониторинговой площадке мы делаем пять разрезов, чтобы взять образцы почвы. Растения отбирать еще сложнее: приходится заботиться о том, чтобы сохранить их корневую систему. В конце дня, естественно, все очень устают, кажется, что сил больше ни на что не хватит. Было бы неудивительным, если бы всего одна такая экспедиция отбила у молодых охоту вновь испытать это. Поэтому, когда объявляешь о следующем выезде в поле, думаешь, что мало кто согласится принять в нем участие. Но каждый раз приходится решать совсем другие вопросы: как взять всех желающих поехать в экспедицию и где найти транспорт, чтобы перевезти такую уйму людей?

Фирюза ЯНЧИЛИНА
Фото предоставлено С.Сушковой

Источник: газета Поиск № 31-32 (2015). 07.08.2015

http://www.poisknews.ru/theme/science/15401/


 

Поздравляем Барахова Анатолия Вадимовича с диплом I степени

2 марта 2015 в г. Санкт-Петербург прошла международная  конференция «XVIII Докучаевские молодежные чтения. Деградация почв и продовольственная безопасность России». Южный федеральный университет представлял студент 4 курса кафедры почвоведения и оценки земельных ресурсов Академии биологии и биотехнологии  Барахов Анатолий Вадимович, научный руководитель к.с.-х. наук, доцент Гончарова Людмила Юрьевна. Доклад  был высоко оценен членами жюри конференции и удостоен диплома I степени. Коллектив кафедры горячо поздравляет Барахова Анатолия Вадимовича и его научного руководителя с этим достижением.



 

Участвуйте в «Параде почв» 5 декабря 2014 в Ростове-на-Дону!

Генеральная ассамблея ООН 20 декабря 2013 г. постановила объявить 5 декабря Всемирным днем почв и провозгласить 2015 год Международным годом почв, в то время как в 2015 году Южный федеральный университет, в канун своего 100-летнего юбилея, отметит 80-летие Академии биологии и биотехнологии (факультет биологических наук) и 80-летие кафедры почвоведения и оценки земельных ресурсов.
Придавая большое значение вышеизложенному, Южный федеральный университет проведет 5 декабря 2014 г. с 12.00 до 14.00 акцию «Парад почв» по улице Пушкинская (проспект Чехова – переулок Университетский).

ПРОГРАММА
акции «Парад почв»
Во Всемирный день почв в преддверии Международного года почв в России

05.12.2014
12.00-14.00
г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская (ул. Чехова – пер. Университетский)

12.00 Встреча участников Парада (площадка Северо-Кавказского научного центра высшей школы, ул. Пушкинская, 140)

12.10 Шествие участников Парада с плакатами фотографий почв и тематическими лозунгами, распространение полиграфической продукции, посвященной главной тематике Парада

12.30 Приветствие участников Парада (площадка Донской государственной публичной библиотеки, ул. Пушкинская, 175А)
Приветственное слово заместителя Министра сельского хозяйства и продовольствия А.Ф. Кольчика, ректора Южного федерального университета М.А. Боровской, Председателя Ростовского отделения Всероссийского общества почвоведов им. В.В. Докучаева О.С. Безугловой, директора агрохимцентра «Ростовский» О.Г. Назаренко, главного специалиста Южгипрозема Е.М. Цвылева, директора Академии биологии и биотехнологии Е.К. Айдаркина

12.50 Торжественное открытие интерактивного музея Почвоведения им. С.А.Захарова.
Заведующий кафедрой почвоведения и оценки земельных ресурсов В.С. Крыщенко

13.00 Выступления творческих студенческих коллективов

13.20 Торжественное закрытие парада

Обновлено ( 03.12.2014 20:44 )
 


Страница 7 из 13.


Выпускнику