Академия биологии и биотехнологии. Южный федеральный университет

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная Погребенные почвы Недвиговского городища ( Приазовье ) и роль древнего антропогенного фактора в формировании черноземов

Погребенные почвы Недвиговского городища(Приазовье) и роль древнего антропогенного фактора в формировании чернозёмов - Обсуждение результатов


ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ
Погребенные почвы грунтовых археологических памятников представляют своего рода информационный архив пространственно-временной изменчивости природной среды за историческое время. Изучение палеопочв помогает составить представление о климате, почвенном покрове и режиме фунтовых вод, которые существовали в древности. В данном случае мы можем реконструировать в определенной мере природные условия 2-тысячелетней давности. Обнаруженная палеопочва, идентифицированная как лугово-черно-земная, свидетельствует о том, что за истекший период произошла врезка русла реки - тогда в период, предшествующий закладке города, это, вероятнее всего, была первая надпойменная терраса; или, действительно, основное русло реки меандрировало, а Мертвый Донец представляет собой, по сути, старицу Дона.
Интересные результаты получены при изучении свойств почвы, сформировавшейся над полотном грунтовой дороги античного периода. Как показали исследования, это полнопрофильная зональная почва - чернозем обыкновенный карбонатный, отличающаяся от окружающих ее почв только пониженной мощностью гор. А + В и несколько более высокими значениями плотности сложения. И если наличие плотного слоя на глубине 70 см объяснимо функционированием в далеком прошлом дороги, то механизм формирования горизонта с высокими значениями сопротивления сдавливанию в горизонтах, лежащих выше, не совсем ясен. Возможно, это увеличение твердости можно объяснить тем, что дорогой продолжали пользоваться и позже, когда город как таковой был разрушен, но существовали мелкие поселения вокруг. Однако, конечно, говорить об этом можно только как о предположении.
Итак, в толще чернозема обыкновенного карбонатного на глубине 70 см археологами по четко повышенной плотности грунта предположительно идентифицирована дорога. Наши исследования показали, что в этом слое, как и в горизонтах, сформировавшихся непосредственно над полотном дороги, значительно возрастает твердость почвы, особенно сопротивление сдавливанию. Логично предположить, что дорога в бытность ее функционирования проходила по поверхности почвы, скорее всего, черноземной, то есть достаточно высокогумусной и плодородной. Но в настоящее время ничто не напоминает об этом факте, разве что несколько более высокое, чем обычно, содержание гумуса - 0.8-1.03%.
Это позволяет предположить, что в генезисе данной почвы очень большую роль играли процессы эолового привноса материала. Фактически почва формировалась за счет нарастания вверх. На возможность формирования почвенного тела в черноземах Русской равнины таким путем указывал и Александровский [1]. Действительно, в свое время Герасимов [12] показал, что годовые выпадения пыли на поверхность почвы плоских водоразделов Среднерусской возвышенности составляют 0.10-0.20 мм. Простые расчеты подтверждают, что за период в две тысячи лет слой пылеватого материала мог бы составить около полуметра. Естественно, в реальности все не так просто, но, тем не менее, приведенные факты позволяют предположить, что такие же процессы проходили и на окружающих полотно дороги пространствах. И, следовательно, почвы, которые мы описываем как черноземы обыкновенные карбонатные, формируются и на нетронутых антропогенным вмешательством степных пространствах аналогичным образом.
Не следует упускать из вида и такой фактор, как пыльные бури. Так, в настоящее время в Ростовской обл. количество дней в году с сильными ветрами достигает 25-30, причем на наиболее возвышенных участках и на побережье Азовского моря их количество увеличивается до 40-45. Число дней с пыльными бурями по районам составляет 13-23 [24]. В отдельные годы, как, например, в осенне-зимне-весенний период 1968— 1969 г., интенсивность пыльных бурь была такова, что в Ростовской области, Краснодарском и Ставропольском краях были полностью засыпаны мелкоземом лесные полосы. Таким образом, реальность эолового накопления не вызывает сомнения. За счет постоянного выпадения пылевых осадков на поверхность почвы и такой же постоянной ассимиляции их почвенной массой идет незаметное нарастание почвы вверх. Параллельно с этим происходит постепенное погружение почвенных горизонтов на глубину, куда свежее органическое вещество растительных остатков поступает все в меньших количествах и, наконец, его поступление прекращается полностью. Тем не менее, процессы минерализации гумусовых веществ не прекращаются, так как температура, влажность, аэрируемость почвы вполне приемлемы для достаточно активной деятельности микроорганизмов. Кстати, Герасимов в уже цитируемой работе, ссылаясь на результаты радиоуглеродного анализа, "отмечал, что "захоронение" древнего гумуса в нижней части современных почвенных профилей является почти универсальным явлением" [12, стр. 280]. О том же свидетельствуют и данные, приведенные в работе Александровского, Чичаговой [3]. Однако в данном конкретном случае не исключен и намыв с повышенных элементов рельефа, доказательством чему может служить наличие той самой еле заметной в настоящее время ложбины. Тем не менее в результате такого совокупного действия - эолового привноса пылевого материала и вероятного привноса мелкозема с повышенных элементов рельефа, - вполне возможно, что слой, диагностируемый в настоящее время как гор. С к, в историческом прошлом представлял собой гор. В, а еще раньше - гор. А.
В погребенных почвах курганов или городов процесс минерализации органического вещества также наблюдается, чем и объясняется пониженное содержание гумуса в них, по сравнению с современными аналогами. Однако эти явления, несмотря на их кажущуюся похожесть, различаются принципиально: если в первом случае погружение почвы на глубину и ее постепенное превращение в материнскую породу есть длительный естественный процесс, то во втором случае "захоронение" почвы (ее погребение) есть событие, совершающееся за более или менее короткий промежуток времени, вызванное различными причинами, но, чаще всего, антропогенного характера. Отсюда и различия, как в остаточном количестве гумуса, так и в его составе. Гумус погребенных почв по составу значительно отличается от гумуса современных аналогов в части соотношения (гуминовые кислоты + фульвокислоты): негидролизуемый остаток [4]. В них резко уменьшается количество негидролизуемого остатка [15, 16, 20] за счет неполно гумифицировавшихся компонентов, обычно завышающих показатели содержания гуминов при анализе. В литературе имеются указания и на возрастание доли негидролизуемого остатка в составе гумуса погребенных почв [14], но, вероятно, разночтения возникают по причине разной продолжительности захоронения почвы, и при более длительных сроках погребения в составе гумуса действительно будет увеличиваться часть, представленная более трудно разлагающимися компонентами, в частности - гумином. Но это уже будет истинный гумин, то есть органические соединения, потерявшие в силу своей глубокой трансформации или прочной связи с глинистой частью почвы, способность к гидролизу.
Гумус гор. С в черноземах по своему составу, конечно, отличается от гумуса вышележащих горизонтов, но их "родство", "преемственность" очевидны, так как процесс почвообразования не прерывается, а постепенное погружение верхнего горизонта в глубину сопровождается уменьшением содержания гумуса, изменением структурного состояния, сложения и других характеристик.


Обновлено ( 10.12.2008 22:39 )